ANTI-COVID-19. Наш центр актуальной правовой информации

Дайджест по интеллектуальной собственности информационным технологиям № 29

14.01.2021

В дайджесте первой недели 2021 года мы предлагаем размяться после праздников и проанализировать вопрос обновления правил конфиденциальности WhatsApp, а также разобрать несколько интересных кейсов.

Новая политика конфиденциальности от WhatsApp 

На днях WhatsApp опубликовал новую политику конфиденциальности, согласно которой мессенджер сможет передавать в Facebook больше персональных данных пользователей:

- информация об учетной записи, номере телефона,

- данные о транзакциях,

- информация, связанная с услугами и взаимодействием с другими платформами при использовании сервисов Facebook,

- информация о мобильных устройствах и IP-адресах.

WhatsApp объясняет такие нововведения улучшением работы сервисов, налаживанием взаимодействия между другими продуктами Facebook.

В связи с обновленными правилами Совет по вопросам конкуренции Турции уже инициировал самостоятельное расследование в отношении Facebook и WhatsApp , а также приостановил необходимость совместного использования ими данных пользователей.

Также примечательно, что указанные нововведения не действуют в отношении жителей ЕС и Великобритании, на которых распространяется действие GDPR.

Таким образом, несмотря на то, что измененная политика конфиденциальности не затрагивает частную переписку и разговоры пользователей, некоторые национальные ведомства уже начали проводить соответствующие расследования.

Логотип компании в фильме от Netflix

Юрфирма MOSSACK FONSECA (MFSA) обратилась в суд к Netflix, который снял фильм Panama Papers и использовал в нем название и логотип юристов.

По мнению истца такие действия порочат их деловую репутацию, вводят потребителей в заблуждение и «размывают» товарный знак, нанося ущерб его различительной способности.

Netflix ссылался на то, что использование наименования и товарного знака в фильме, где основные события разворачиваются вокруг деятельности этой юридической компании, не нарушает исключительных прав и охватывается Первой поправкой (свобода слова).

Суд встал на сторону Netflix и отказал в удовлетворении заявленных требований.

В отношении деловой репутации и клеветы суд указал, что, даже если зритель мог интерпретировать фильм как содержащий утверждения об объективных фактах, то изображение истца и событий не было ложным. В фильме не изображен истец, его сотрудники как причастные к преступной деятельности. Показ в фильме ареста основателей и предстоящего судебного преследования не было ложным, поскольку это было в действительности.

В части использования товарного знака суд отметил, что он используется в другом контексте, на другом рынке, отличном от того, на котором ведет свою деятельность истец.

Кейс особенно интересен, поскольку в российской практике не выработано единой позиции об использовании товарных знаков в фильмах. Недавно НКС при СИПе  рассматривал этот вопрос и большинство сошлись на подходе, аналогичном американскому. Под незаконное использование товарного знака, подпадают случаи, где обозначения не интегрированы в сюжет фильма, либо товарный знак имеет художественное отношение к произведению, но вводит в заблуждение. Иногда высказывается и мнение, что если товар с логотипом является сюжетообразующим, то упоминание признается рекламой и, следовательно, будет являться использованием и повлечет необходимость получения согласия правообладателя.

Иная точка зрения сводится к тому, что использование товарного знака в художественном произведении вообще не является его использованием.

Скульптор и фото его творения

Скульптор и Ассоциация правообладателей, с которой было заключено соглашение по управлению исключительными правами, обратились в суд с иском к издательству о взыскании компенсации за незаконное размещение в печатном издании фото памятника (дело № А60-53343/2018), который был создан коллективом авторов (скульптор и архитекторы) .

Первая инстанция удовлетворила требования, снизив размер компенсации. Апелляция, которую поддержал СИП, отказала в иске и удовлетворила встречный иск о признании недействительным соглашения об управлении правами.

В свою очередь, ВС РФ отправил дело на новое рассмотрение, указав, что суды оставили без внимания существенные для квалификации действий издательства вопросы:

- кто автор напечатанного фото?

- является ли данное фото самостоятельным объектом авторского права?

- в коммерческих ли целях было размещено фото в печатном издании?

Также ВС РФ отметил, что предмет спора – скульптура и фотография, а не архитектурный объект, созданный в соавторстве. Произведения архитектуры и скульптуры являются самостоятельными объектами авторских прав, в связи с чем их авторами могут быть разные лица. При этом скульптура не является элементом садово-паркового искусства.

Кроме того, по соглашению с Ассоциацией передавались права на всё творчество автора без конкретизации объектов авторского права, в т.ч. без указания на спорный памятник основателям города.

Примечателен данный кейс тем, что из него можно будет сделать выводы, которые полезны не только в контексте архитектурных объектов, но и в целом для любых объектов авторских прав. Так, интерес представляет логика ВС РФ, который «раздробил» предмет спора на составляющие первичные объекты прав. Следует отметить и вопрос толкования договора: если указанный памятник не был прямо поименован в соглашении, то передаются ли на него права?

Эти и другие моменты предстоит выяснить судам при новом рассмотрении дела.

 

Авторы:  Яков Лазарев,  Дарья Лазарева